Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных

It is all in your head

  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: пописульки (список заголовков)
18:40 

Что один снеговик сказал другому?
Я тут два дня назад таки дочитала. Из-за экзаменов никуда нормально не могла добраться до сегодняшнего дня. Но теперь я могу тут покричать. Короче, дааааааааа. ДАААААААААААА. Потом вброшу дохрена страничек из манги, которые я не могла не сохранить. Просто потому что забыла, насколько же классно шингеки нарисованы.

после 89 главы под впечатлением накатала это нечто. последний фрейм - хз, я даже не буду строить предположений, все равно те, которые сами лезут в голову, там же и опровергаются
субъективно о последних главах. хз, все ли я поняла правильно в них

нечто

@темы: шингеки, разное, пописульки

10:53 

скайлз, недоперевод

Что один снеговик сказал другому?
My Songs Know What You Did In the Dark Автор: canistakahari
Мои песни знают, что вы делали в темноте

Summary:
Скотт и Стайлз подарили друг другу свой первый поцелуй.
_________________________________________________________________________________

Скотт и Стайлз подарили друг другу свой первый поцелуй.
Это случилось в спальне Стайлза, примерно через неделю после четырнадцатого дня рождения Скотта. (Миссис МакКол взяла их в Лазертэг, где им обоим от нее хорошенько досталось раз двадцать, а после на “ Фабрику чизкейков”, где она разрешила им съесть столько, сколько захочется).
- Чувак, я никогда не буду целоваться, - простонал Скотт. Очевидно, четырнадцатилетие превратило это в настоящую проблему, которая требовала разрешения, а не просто мимолетного беспокойства. Этого не произошло, когда Стайлзу исполнилось четырнадцать пару месяцев тому назад, но Стайлз все еще не до конца определился, нравятся ли ему девочки, мальчики, или те и другие, так что волнение о недостатке поцелуев в его жизни было слегка не в приоритете.
- Ты этого не знаешь, - сказал Стайлз. Он лежал на полу, стреляя из бластера в потолок и ожидая, когда патроны упадут обратно на его лицо.
- Нет, знаю, - проговорил Скотт. – Я собираюсь умереть нецелованным и нелюбимым.
- Ну, твоя мама любит тебя, - возразил Стайлз. – И я люблю тебя, чувак.
- Ладненько, - поправился Скотт, - тогда только нецелованным.
- Я могу изменить это, - сказал Стайлз. Он сел так, что мог видеть Скотта, расползшегося на кровати Стайлза.
- Что? – спросил Скотт, поднимая голову.
- Просто попробовать, - сказал Стайлз. – Это не должно быть странным. Но мы можем стать первыми поцелуями друг у друга. И тогда, во всяком случае, мы это сделаем.
Скотт просто смотрел на него, нахмурив брови, словно собирался с мыслями, а затем сел и сказал:
- Хорошо.
Внезапно ладони Стайлза стали липкими, и он пожалел, что так часто сначала говорит, а потом думает, потому что он еще не говорил Скотту, что ему могут нравиться мальчики наравне с девочками - а что, если он скажет ему позже, и Скотт забеспокоится, вспомнив, что Стайлз поцеловался впервые именно с ним? Это все было слишком.
- Уверен? – пискнул Стайлз, чертя пальцами круг на бедре и вытирая ладони о джинсы. – Я имею в виду – мы не обязаны…
- Я хочу знать, каково это, - сказал Скотт, и в тот момент это прозвучало решительно. Он свесил ноги с кровати и сполз на пол, садясь рядом со Стайлзом. Он выглядел таким же взволнованным, каким Стайлз себя чувствовал, это мало обнадеживало.
- Мы просто..
- Наверно, мы..
Скотт подвинулся поближе, достаточно близко для того, чтобы Стайлз мог ощущать жар его тела. Стайлз слегка дернул головой и в испуге замер. Его сердце колотилось. Это ужасная идея. Это же Скотт, Скотт его лучший друг. Стайлз запутался в своих чувствах к Скотту. Ему не нужно было путать все еще больше..
И тут губы Скотта накрыли его собственные, и Стайлз застыл.
Он не знал, что делать с руками.
В конце концов, Стайлз просто положил их на колени. Он вспомнил, что надо закрыть глаза. Губы Скотта – мягкие и теплые, и немного обветренные, и после минуты простого прижимания ртов друг к другу Скотт раскрыл губы; Стайлза тряхнуло, будто на электрическом стуле, когда язык легко скользнул вдоль закрытых губ.
Они оторвались друг от друга, и Стайлз почувствовал, что весь горит, кожу покалывало, щеки пылали.
- Мы ничего не говорили о языке, – сказал дрожащим голосом Стайлз.
- Извини, - пропыхтел Скотт, расплываясь в робкой улыбке. – Мне было любопытно. Хочешь попробовать снова?
- Мм.., - протянул Стайлз. Он хотел, вроде как. – Ага, чувак. Предоставь это мне.
Так что, может, они подарили друг другу и второй, и третий поцелуи. Кто же их считал?

@настроение: это так коряво, что даже на ФБ кидать стыдно

@темы: пописульки

01:04 

Что один снеговик сказал другому?
Первый скайлз-фест таки!

Стайлз по-хозяйски распахивает дверцу холодильника в доме своего друга (" Эй, Скотт, у тебя тут пустовато!") и хватает бутылку Колы. Этот вечер обещает быть приятным. Бодрым шагом поднявшись по лестнице, он распахивает знакомую дверь и застывает в ужасе. Все выглядит так же, как и всегда, но.. Посреди кровати лежит Скотт. Его глаза остекленели и никогда уже не вспыхнут любимой Стайлзом смешинкой. Из разорванного горла вытекает темная кровь, а вместе с ней и жизнь его лучшего друга. У Стайлза подкашиваются ноги, и он опирается на дверную ручку. Не, не может быть, этого не может быть. Комната, Скотт, весь мир кружатся в разноцветном вихре и исчезают в темноте, когда Стайлз наконец теряет сознание.
***
Стайлз резко распахивает глаза. Где он? И, самое главное, где Скотт? Инстинктивно Стайлз проводит по лицу, вытирая слезы. Он плакал? Стайлз смотрит на свои руки, и с ужасом понимает, что не может сдержать дрожь. Он пытается закричать, но из горла вырывается лишь задушенный хрип. Кое-как скатившись с кровати, Стайлз на негнущихся ногах подходит к столу и хватает свой мобильный. Набирая номер друга, Стайлз не перестает шептать: «Пожалуйста, будь живым, пусть я ошибаюсь, пожалуйста, пожалуйста». Ждать приходится долго. Когда, наконец, слышится сонный и очень недовольный голос и не думавшего умирать МакКола, Стайлз не может сдержать вздох облегчения. Он падает на кровать, безумно улыбаясь.
- Стайлз, что случилось? Какого ты звонишь мне в… четыре утра, Стайлз!
- Ничего, - бормочет, вновь обретая способность дышать, парень. – Я случайно набрал.
- Что у тебя с голосом? Ты в порядке?
- Да, да, прости, чувак, я хотел разыграть Лиама, но попал не туда, пока, бро. – И Стайлз поспешно бросает трубку, пряча лицо в ладонях. Да, определенно, эта ночь не войдет в десятку любимых.
***
Все следующее утро Скотт не отходит от Стайлза, то и дело тайком бросая на него обеспокоенные взгляды. В конце концов, Стайлз не выдерживает и говорит другу:
- Приятель, хватит смотреть на меня, как будто у меня вдруг паутина начала из пальцев выстреливать. Если ты не понял тогда, то говорю, это был неудачный розыгрыш.
Когда Стайлз очень хотел, то становился весьма убедительным, а это как раз был такой случай. Поэтому сейчас с чувством одновременного облегчения и легкого разочарования он смотрит, как Скотт отступает. Он решает никогда не рассказывать об этом. Мало того, что друг сочтет его сумасшедшим, так еще и тогда вряд ли удастся быстро забыть об этом. А он точно не хотел помнить об этом кошмаре.
***
Они со Скоттом сидят в школьной столовой. Скотт рассказывает какой-то анекдот, вычитанный вчера в интернете, выглядя таким очаровательно серьезным, что Стайлз не может сдержать улыбку. Он отводит взгляд, а когда поднимает вновь, то осознает, что происходит нечто странное. За окном собираются тучи, начинается ливень, ливень из крови. Стайлз вскакивает и хватает друга за плечи. Скотт, как ни в чем не бывало, продолжает говорить, смеется, не замечая ничего вокруг. Стайлз трясет его:
- Друг, надо валить отсюда, тут происходит какая-то чертовщина. Надо найти Дитона и выяснить, что за хрень творится опять в городе! Не слышишь? Ну конечно, зачем слушать Стайлза. Разве он может сказать что-нибудь толковое?
Раздражение внезапно сменяется яростью, в руках оказывается топор, и Стайлз с диким воплем обрушивает его на голову продолжающего смеяться Скотта. Он наносит удар за ударом, пока уставшая рука не отказывается подниматься снова и оружие не вываливается из негнущихся пальцев. И тут к парню приходит осознание. Тяжело дыша, он запускает липкие от крови пальцы в волосы и кричит, громко и отчаянно.
***
Казалось бы, стоит привыкнуть. Когда четырнадцатую ночь подряд Стайлз просыпается с неистовым сердцебиением и мокрыми от слез щеками, он уже знает, что Скотт в порядке и спит в своей (своей ли?) постели, поэтому сдерживает порыв броситься к нему домой и разбудить весь дом, только бы убедиться, что Скотт в безопасности. В этот раз он просто утыкается в подушку и рыдает. Ему кажется, что он не выдержит еще одной ночи. Он искренне надеется, что это не дурное предзнаменование, а просто нездоровый итог его не менее нездоровой привязанности к лучшему другу. Все труднее становится скрывать это от друзей, особенно от главного героя его персонального кошмара. Он стал дергаться от малейшего шороха, под глаза залегли темные круги, делая его похожим на несчастную панду, иногда он слишком сильно сжимает плечо или руку друга, стараясь убедиться, что тот жив в реальности и что это не очередной сон.
Вот и сейчас он ворочается, так и не уснув больше, а утром привычно надевает одну из улыбочек своего арсенала и старается быть все тем же Стайлзом Стилински, которым раньше был, но, кажется, у него получается не очень хорошо. Да, Оскар ему не светит в этом году. Иначе сейчас Скотт не допытывался бы до того, что с ним происходит.
- Ничего особенного, просто не самый лучший сон сегодня приснился, вот и круги. А что, мне не идет? По-моему, я стал еще обворожительнее, а, Скотт, этакий загадочный паренек, - пытается отшутиться Стайлз.
- Судя по всему, этот сон у тебя слишком уж затянулся. Давай-ка зайдем сегодня ко мне, и ты мне расскажешь, в чем дело.
Ничего другого не остается, и Стайлз кивает. Все равно он сам уже подумывал рассказать об этом кому-нибудь. Держать все в себе было невыносимо. И когда заканчивается последний урок, он идет к парковке со смешанными чувствами. Скотт поймет его, и смеяться над ним не будет, но отчего-то было стыдно, словно он собирается признаться в чем-то постыдном. Но, если честно, сейчас Стайлз мог с уверенностью сказать, что предпочел бы две недели эротических снов с участием друга этому ужасу.
***
- Выкладывай. – Скотт заваливается на свою кровать.
Стайлз прислоняется спиной к кровати, думая, что легче буде рассказывать, не видя пристального взгляда друга. Он выдыхает. Ну, была не была! И он говорит: о том, как страшно ему было в ту самую первую ночь; о том, что этот страх не покидает до сих пор; о том, как он боится потерять Скотта, потому что без него точно загнется, хотя частенько и утверждает обратное; о том, как боится, что очередной сон станет реальностью; о том, как боится спать.
Скотт давно уже сидит рядом с ним, крепко обнимая и поглаживая по голове. И Стайлз, сидя уткнувшись носом в шею Скотта и вышептывая ей свои тайные страхи, чувствует себя почти свободным. Почти счастливым. И после своеобразной исповеди в комнате надолго становится тихо. Когда Скотт начинает ерзать, Стайлз поднимает глаза, в которых лишь один немой вопрос - «Что нам теперь с этим делать?». Скотт кладет руку Стайлзу на плечо и говорит, заглядывая тому в глаза:
- Стайлз, послушай, я не уйду. Знаешь, что бы в мире ни происходило, кто бы в нашей жизни ни появлялся, я буду рядом. И просто так при любых опасностях я сдаваться не собираюсь, ведь мне есть, к кому возвращаться.
Стайлзу трудно дышать, он старается улыбнуться, чтобы не разреветься, как девчонка. А Скотт, видимо, поставил цель добить его.
- Ты ведь в курсе, чувак, что я люблю тебя, и мне больно смотреть, как ты угасаешь. Так, сегодня ты не будешь спать один. Мы переживем это вместе.
Когда Стайлз звонит отцу, чтобы предупредить, что он остается у Скотта, его не покидает странное волнение. Он не уверен, что сегодня что-то изменится, и не хотел представать в таком жалком виде перед Скоттом, но после слов МакКола ко всему примешивалась еще и радость, ведь раньше он и мечтать не мог о таких словах, а теперь они впервые с дошкольных времен будут спать на одной кровати. Стайлз опасается возможной неловкости или чего-то еще в этом роде.
Но когда становится понятно, что еще одного раунда видеоигр они уже не выдержат, и Скотт выключает свет, от беспокойства не остается и следа. Это так естественно – лежать рядом со Скоттом в темноте, перешептываясь и вдыхая запах подушки друга. Впервые за долгое время Стайлз засыпает с легким сердцем.
И ему не снится ничего. Стайлз посапывает, неосознанно улыбаясь долгожданному покою. Разумеется, он не видит, как Скотт наблюдает за ним со щемящей теплотой во взгляде и перед тем, как перевернуться на другой бок и уснуть, наклоняется и воровато целует Стайлза.
Ну и пусть не видит, все равно завтра все уже будет по-другому. Любовь не остановить.

@темы: пописульки, разное, скайлз, я и фандомы

21:15 

открою, все равно на фикбуке уже есть

Что один снеговик сказал другому?
Вот и подходит к концу съемочный период "Бегущего". Хотя, все закончилось очень быстро. Сколько прошло? Чуть больше месяца. И Томас не может сказать, рад он тому, что все позади, или наоборот, впадает в депрессию. Возможно, что все вместе. В этот раз ему повезло работать с такими замечательными людьми! В этом прелесть молодежных блокбастеров - целая куча ребят твоего возраста, а атмосфера на площадке позволяет расслабиться и делать свою работу с удовольствием. Больше всего, решил Томас, ему будет не хватать Дилана, хотя и не знал, почему.
Сегодня последний день, вечером все соберутся на празднование в честь окончания съемок. Это обещает быть грандиозным.
Чего не выносит Томас, так это пустого нытья. Это просто раздражает. И когда кто-то принялся жаловаться на то, как Уэс его сегодня несправедливо отчитал, Сангстер только закатил глаза и, воспользовавшись перерывом, вышел на улицу. Зайдя за угол, он достал сигарету. Недавно он нашел здесь местечко, где ему их все же продали, а не доказывали с пеной у рта, что несовершеннолетним не положено. Он всегда выглядел младше своих сверстников. Забавно, но Томас давно уже не волновался о собственной внешности. Конечно, актеру всегда следует выглядеть хорошо, но не об это речь, просто комплексы, которыми он раньше страдал, остались где-то позади, у Томаса-подростка. Ему просто необходимо было полюбить себя, чтобы его полюбили другие, и он с этим справился. Хмыкнув, Томас затянулся.

-Это даже странно, - донесся до него знакомый голос. - Томас ничего не замечает, хотя, по-моему, это очевидно для каждого уже. Даже жалко нашего беднягу, скоро мы разъедемся, а он очень эмоционально все переживает. Я только надеюсь, что у него все это несерьезно.
-Мда, мы же встретимся все вместе только через год. Черт, ты не забывай сама писать иногда, подруга!
-Хаха, да ты что, Уилл, обязательно! А Дилану нужно сегодня помочь. Может, просто держать его сегодня подальше от Тома? А то мало ли что, вдруг бедняга сорвется. Он и так ходит как в воду опущенный. Я пыталась его развеселить, но получилось не очень.
-Да, заметил. Я, конечно, не поклонник таких отношений, да и не мое это дело, но иногда хочется подойти к Томасу и настучать по голове, вроде как растрясти его. Типо, "эй, ты не видишь, что Дилан в тебя по уши втрескался, разуй глаза, чувак!"
-Вот так и сделай как-нибудь.. Черт, нас Ки Хонг уже заждался!

И Кая с Уиллом поспешили в павильон.
Томас медленно затушил сигарету. Ну и как это понимать? Дилан неравнодушен к нему? Томас сначала подумал, что это какая-то глупая шутка. Дилан - душа компании, такой веселый, обаятельный. К нему хочется тянуться, быть ближе, греться в его собственных солнечных лучах. И как, скажите, он мог влюбиться в Томаса? За то недолгое время, что они были знакомы, они сблизились, стали хорошими друзьями. Но ничего другого, никаких намеков на большее Дилан не делал. Вроде бы. А в последнее время Томасу вообще казалось, что парень отдаляется от него - тот стал каким-то замкнутым, витал где-то далеко, вот Томас и думал, что надоел другу. И ему все еще больше верилось в последнее, чем в безумную версию друзей. Либо они ошиблись, что-то не так поняв, либо решили разыграть кого-нибудь, да хотя бы его. И Томас решил выкинуть это из головы, намереваясь хорошо повеселиться сегодня.

***

Но отделаться не получалось. Томас не думал об этом, но часто так случается, что мы не замечаем за человеком ничего необычного, но вдруг нам про него что-то наговорили, и, как бы мы ни старались смотреть на вещи по-старому, потихоньку эта идея завладевает нами, и мы находим уже совершенно точно все признаки сказанного, хотя человек сам нисколько не изменился. Так вот, Томас, непонятно отчего, не мог прекратить наблюдение за Диланом. Вообще, похоже в этот вечер О'Брайен полностью завладел его мыслями.
Подъехали машины, и Дилан уже повернулся к Томасу, явно намереваясь что-то сказать, как появилась Кая, которая одарила присутствующих сверкающей улыбкой, а Томаса в придачу еще и пристальным взглядом, и потащила Дилана к другой машине. Всю дорогу Томас недоумевал: Они что, собираются все время уводить от него Дилана за ручку? Ну что за детский сад! Если это и правда розыгрыш, то это не смешно. Все-таки они и правда встретятся теперь черт знает когда, и в последний день Томас хотел побыть рядом с Диланом. Наверное, он слишком глубоко задумался, потому что из мыслей его возвратило хихиканье Ки Хонга, который тыкал его, спрашивая, живой ли он.
Они приехали в клуб. Как только все вышли из машин, к Томасу подошел Дилан.
- Как дорога, весело? Алекса не доставал? – улыбнулся Дилан. По-настоящему, так тепло, что у Томаса дух захватило. А это обстоятельство ему ой как не понравилось.
- Да он вообще отрубился, - возник на горизонте Ки Хонг. – С нами ему скучно, а, Том? Вот видишь, Дилан, тебя нет, и некоторые люди уже в печали. – И он, довольный, пошагал в клуб.
Томас покраснел.
- Не слушай его, он как всегда. Идем?..

***
Томас пил. Неизвестная дрянь, заказанная Уэсом, приятно обжигала горло. Это был.. какой по счету, третий? Скорее четвертый стакан. Дилан, Кая и остальные отплясывали на танцполе, Томас же отсиживался в специально заказанной для них зоне. Почему-то настроения танцевать у него не было. Он злился на себя, потому что уже в сотый раз, обегая зал, его взгляд останавливался на Дилане. Тот как раз, взявшись с Каей за руки, отплясывал что-то невообразимое. Томас чуть не поперхнулся, когда Кая обняла Дилана. Да что происходит?!
Томас решил, что не может здесь находиться. С трудом встав на ноги, он нетвердой походкой начал пробираться к уборной. Он выпил слишком много.
Оказавшись в туалете, Томас сунул голову в раковину, открыл кран. Ему было плевать, есть рядом еще кто-то или нет. Тяжело дыша, Томас оперся об раковину двумя руками и прикрыл глаза. Он не понимал, что с ним творится. Может, это все алкоголь? Почему ему хочется забрать чертова Дилана у всех и оставаться с ним рядом? Откуда желание обнять его? Что это еще, если не алкоголь.
Скрипнула дверь.
-Томас? – этого еще не хватало. – Ты чего, тебе плохо? - Дилан мигом оказался рядом.
Томас поднял глаза. Его друг выглядел очень обеспокоенным. Томас подметил, что тот явно только что с танцпола: волосы влажные, на щеках румянец, рубашка чуть расстегнута. Томас сглотнул, отводя взгляд от манящей его ключицы.
- Нормально. Просто перебрал. Мне нужно на воздух, пойду покурю. – Томас надеялся, что Дилан кивнет и просто вернется к остальным, потому что с ним происходило что-то странное. Он вдруг очень захотел поцеловать Дилана. Очень. И ему стоило немалого труда сдерживаться и не пялиться на губы парня.
- Стой, давай я тебя провожу! – рука Дилана мягко легла на Томасово плечо.
Не слишком отдавая отчет в том, что он делает, Томас накрыл руку Дилана своей и легонько провел ладонь вниз. Дилан отчего-то судорожно вздохнул.
- Не стоит, Дилан, ты лучше иди, - почти шепотом, глядя другу прямо в глаза, ответил Томас.
Томас не знал, кто первым сделал шаг навстречу. Это было неважно. Важно было то, что губы Дилана вдруг оказались совсем рядом. Томас, не в силах больше сопротивляться себе, со стоном подался вперед. Поцелуй, начавшийся страстно, плавно перетек в нежное, говорящее без слов признание. Перебирая пальцами волосы на макушке Дилана, Томас целовал глубоко и ласково, пока не почувствовал, что не может дышать.
- Это.. – Дилан, видимо, был немного ошарашен. – Томас.. Ты.. Это ведь не шутка?
- Нет. Знаешь, сейчас я предельно серьезен, – сказал Томас и поцеловал Дилана еще раз. И еще. Ведь одного раза явно было недостаточно. Он нашел его, человека, который был ему нужен, и отпускать его не собирался.
***
-Какие мы молодцы! Давай пять! – ладони Каи и Уилла звонко столкнулись.
- На сегодня лимит добрых дел мы выполнили, дорогой сэр!
- Потопали быстрее, пока они нас не засекли! Уходим!
И друзья поспешно скрылись в толпе, оставив влюбленную парочку наслаждаться друг другом наедине.

@темы: лабиринт, пописульки

18:18 

Что один снеговик сказал другому?
заявка

Говорю честно - это первая полноценная моя, с позволения сказать, работа. Поэтому, прошу прощения, если заказчик разочаруется в исполнении!
Итак, некоторые предупреждения - немагичка, следовательно, ООС. Не бечено!

Час. Другой. Гарри с Роном ехали на старом Фордике мистера Уизли повидать тетушку Мюриэль. Несмотря на неплохие перспективы отдыха от городской суеты в компании лучшего друга, Гарри уже не казалось это такой уж хорошей идеей. Он-то знал, что Рон только рад, но правильно ли навязываться чужим родственникам, да еще и на целый месяц?
-Тоскливо как, - протянул приятель, потянувшись к радиоприемнику. Добравшись до нужной радиостанции, он блаженно и прикрыл глаза и принялся постукивать по рулю, тихонько припевая. Гарри усмехнулся и закрыл глаза. Знакомые мелодии уносили далеко отсюда, и парень сам не заметил, как уснул.
- Эй, салага, поднимайся! - Рон тряс его за плечо. - Мы на месте.
Гарри потянулся и выполз из машины. Оглядевшись, он присвистнул - это вам не Лондон.

Моросил дождь. Заасфальтированная дорога уходила на несколько сотен метров вперед, скрываясь за поворотом. Низкие домики за невысокими заборами выглядели очень представительно, хотя далеко не молодо. Уютные сады, проехавший мимо велосипедист - все казалось немного нереальным после суеты столицы. Гарри решил, что ему тут, пожалуй, нравится. Раньше он мечтал, что после окончания университета он уедет в какую-нибудь глушь, поселится там в одиночестве или с любимым человеком и будет иногда выезжать в большой город встретиться с друзьями. Но сейчас ему уже почти двадцать, а он не был мечтателем. Переехать в городишко, подобный этому, в его-то возрасте практически означало похоронить себя, не дав пожить по-настоящему.
Он шагнул на тротуар, вымощенный брусчаткой, и попытался угадать, какой дом был их целью.
- Гарри,помоги. - Рон тем временем возился с вещами. Выгрузив чемоданы из машины, Рон взял часть багажа и уверенно направился к черной калитке, украшенной искусной резьбой. Гарри последовал за ним. С любопытством оглядывая дом, он приметил садовые качели в глубине сада, уродливые статуэтки садовых гномов, разбросанные повсюду. Остановившись у двери, он уже собирался позвонить, но звонка не обнаружил.
- Не ищи, друг, - хмыкнул Рон. - Звонок сломан. Надо будет починить, кстати.
И он застучал массивным, но очень искусно сделанным дверным молотком в виде феникса.
Ждать пришлось долго. Дверь приоткрыла высокая женщина в старомодном платье, как Гарри понял, это и была тетушка Мюриэль.
- А, это вы. Я ждала вас еще полчаса назад. - она вышла на крыльцо. Самое необычное в ней - несмотря на преклонные лета, спину она держала прямо, смотря свысока на переминающихся с ноги на ногу юношей. Ее цепкий взгляд обежал их с головы до ног, оставив мысль о рентгеновских лучах.
- Здравствуй, тетя, - пробормотал, опуская голову, Рон. - Мы бы раньше приехали, но дождь... А..А это мой друг Гарри, Гарри Поттер.
- Добрый день, миссис Пруэтт, - поспешил поздороваться Гарри. Он уже понял, что тетушка Рона отличается от его представлений о румяных, пухлых и милых созданий,обожающих своих племянников, балующих их и прощающих мелкие шалости.
- Не заговаривай мне зубы, Рональд. Гарри Поттер, значит. В силу своего возраста, думаю, я могу обращаться к вам просто по имени, молодой человек. Ну что же вы стоите, входите уже.

***
Дни тянулись медленно. Почти четыре дня Гарри и Рон не могли даже выйти из дома. Погода взбунтовалась, выплакивая на них все свои обиды. У Гарри даже мелькнула мысль, а не затопит ли их здесь вместе с Роном и тетушкой. Несмотря на скверный характер хозяйки это время они провели вполне сносно. В первый же день услышав парочку нелестных комментариев о себе самом, а заодно и о своем приятеле, Гарри старался избегать старуху, что, в общем, у него неплохо получалось. У Дурслей напрактиковался, видимо.
Рону повезло чуть меньше, Мюриэль иногда требовала внучатого племянника к себе, желая услышать последние новости семьи Уизли. Гарри ему искренне сочувствовал. За это время он успел обследовать дом, задний двор, ну и находящуюся в конце улицы бакалейную лавку.
Настоящим открытием стала библиотека. К его безграничному удивлению, ему было позволено брать книги из коллекции Пруэттов, но, разумеется, при этом ему приходилось чуть не сдувать с них пылинки - Гарри было страшно подумать о своей участи, в случае если он какую-нибудь страницу порвет или испачкает.
И вот, когда наконец природные силы сжалились над бедным городом и выглянуло долгожданное солнце, Гарри пошел искать Рона, чтобы предложить вместе прогуляться.
Тот, к сожалению, был занят починкой дверного звонка. Вот где Гарри точно был бы бесполезен, и Рон это знал.
- Гарри, ты иди, прогуляйся, осмотришься. Я-то тут уже сто раз бывал. Если что, могу потом устроить экскурсию, рассказать, что и где. Но сейчас не могу, старуха меня убьет, если я смоюсь сейчас! - он сделал большие глаза.
- Ну ладно, - сочувственно вздохнул Гарри. - Пойду тогда. Я вряд ли надолго.

Уже через десять минут Гарри Поттер счастливо вышагивал по улочкам города, весело насвистывая и то и дело поправляя сползающий рюкзак. Город и правда был небольшим. За час он, кажется, исходил все проулки, успел познакомиться с добродушным продавцом зоомагазина Хагридом, еле убедив здоровяка в том, что ему не нужны ни собаки, ни попугаи, ни кролики. Когда же Хагрид с заговорческим видом принес клетку с довольно упитанным, но весьма недружелюбным енотом, Гарри поспешил попрощаться, пообещав заходить иногда.
Насладившись уютной и размеренной жизнью городка, Гарри понял, что если он не хочет стать еще большим поводом для обсуждения горожан, ему нужно срочно ретироваться. Он до сих пор помнил, как тетя Петунья перемывала косточки новым знакомым, причем те могли быть совершенно милыми людьми, тетю ничто не могло остановить.
Так, Гарри решил выйти за черту города и посмотреть, если там что интересного. Он вспомнил, как Рон рассказывал о том, как они с близнецами строили шалаш в лесу неподалеку отсюда.
Не представляя, в какой стороне может быть лес (эх, зря он проспал всю дорогу!), он решил спросить дорогу у местных жителей.
Приветливая девушка с волосами спутанными, как воронье гнездо, подробно рассказала ему, как пройти к лесу, а еще поделилась с ним секретом - в глубине леса есть небольшое озеро, но не все горожане знают о нем. Гарри сделал серьезное лицо и поклялся молчать даже под пытками.
- Спасибо за помощь. Сам бы я ушел даже не знаю куда. Я Гарри, кстати. - он протянул девушке руку.
- Гермиона. Ну что ж, Гарри, мне пора. Удачи в поисках.
У Гарри создалось впечатление, что он ее уже где-то видел, но не мог вспомнить, где. Вытряхнув из головы ненужные мысли, он зашагал вперед.

Лес нашелся быстро, а вот таинственное озеро все не появлялось. Гарри шагал по тропинке. Пели птицы. Было так красиво и спокойно, что он поклялся себе проводить больше времени на природе. Гарри сам не заметил, как деревья начали редеть. И вот он уже видел блеск воды. Без сомнения, это было то самое озеро.

Первым порывом было кинуть рюкзак и с разбега прыгнуть в воду. Но, во-первых, до самого озера он еще не дошел, а потому не знал, пригодно ли оно для купания вообще. А, во-вторых, он пошел на прогулку, не имея понятия ни о лесе, ни об озере, а значит, никаких плавок-полотенец у него и в помине не было. Огорчившись, Гарри достал фотоаппарат и побрел к водоему. "Завтра обязательно сюда приду. Надеюсь, плавать тут можно. Интересно, а Рон знал? Надо рассказать ему, вот удивится!", думал он.
Спуск к воде начинался практически сразу за сенью деревьев. Правда, на соседнем берегу место для отдыха было. И, похоже, что его уже кто-то занял. Это удивило юношу, ведь Гермиона сказала, что место практически никому не известное, да и мало кто в лес ходит, разве что дети забегают, но и те недалеко. А разлегшийся на солнце с книгой человек ребенком явно не был. Рассмотреть его с места Гарри не получалось, но даже отсюда в глаза бросались неестественная бледность незнакомца и иссиня-черные длинные волосы.
Подумав немного, Гарри решил не нарушать покой незнакомца, сел за ближайшее дерево и достал сэндвич. Есть не особенно хотелось, но обеденное время уже прошло. Задумчиво жуя собственных рук творение, Гарри думал о таинственном незнакомце. Кто он? Местный? Если да, то он может расспросить о нем Хагрида. А если нет.. Но это не возможно - рядом с лесом не было никаких других поселений, а турист никак не смог бы узнать об этом месте. Не понятно почему разволновавшись, Гарри выглянул из своего укрытия. Мужчина сел, отложив книгу, потянул руки и выгнул спину. По спине Гарри побежали мурашки.
Затем незнакомец встал и неспешно пошел к воде. Никакого намека на "пивной живот", худой, с тонкими руками и ногами, тем не менее впечатление беззащитности он не производил. Ко всему прочему, человек этот был высок, уж точно выше самого Гарри. Заходя в воду, он ни разу не передернулся, и не издал ни звука (хотя,может, здесь и не слышно). "Либо вода теплая, хотя после дождей вряд ли, либо у него выдержка ого-го!", мелькнула мысль и сразу пропала. Гарри смотрел, как руки человека неспешно и даже как-то грациозно раздвигали неподвижную гладь озера. Черные волосы блестели на солнце. Гарри подумал, что они, наверное, намокли, но мужчина и не подумал собрать их. Поплавав еще несколько минут, незнакомец взял курс на берег. Когда то стал выходить из воды, волосы его слегка растрепались и свисали тяжелыми, неподвижными прядями. По телу сбегали ручейки воду, отчего казалось, будто человек светится. Пока незнакомец тер голову полотенцем, Гарри счел за лучшее удалиться, он и так уже будто подглядывал.
Спрятав в рюкзак забытый фотоаппарат, он побрел в сторону дома, думая, что все-таки не станет пока рассказывать Рону об увиденном.

***

Вечером Рон, провозившийся полдня со звонком, небезрезультатно, надо сказать, вытащил его на обещанную экскурсию. Так, Гарри познакомился с владельцем книжной лавки мистером Флитвиком, который едва доставал ему до локтя, аптекарем Горацием Слизнортом, который пытался угостить их чаем с засахаренными ананасами, странноватой и любопытной миссис Норрис, которую отвел от Гарри с Роном ее муж Аргус. На улице они столкнулись с женой мэра и по совместительству директором местной школы Минервой Дамблдор, которая, как оказалось, была приятельницей миссис Уизли, так что они с Роном проболтали немало времени, а Гарри пока озирался, прикидывая, сможет ли он незаметно переговорить с Хагридом. Тут он с облегчением увидел знакомое лицо.
- Привет, Гермиона!
- Гарри, добрый вечер! - она улыбнулась. - Ну что, нашел. что искал? - она ему подмигнула?..
- Д..да, проговорил он, стараясь не краснеть. "Она не может знать, она не может знать", крутилось у него в голове. - Прекрасное место. Ты там часто часто бывала?
- Раньше да, мы гуляли там с моим другом Виктором, но теперь я живу в Лондоне, а здесь я ненадолго, к родителям приехала.
- Ух ты, я тоже из Лондона! Скоро мы с другом уедем, в начале августа.
- Вот ты где Гарри. Я думал, эта мадам никогда от меня не отстанет. Нет-нет, я ее уважаю, но рассказывать про свою мать мне порядком надоело.. - он осекся, когда увидел, Гермиону.
- Это мой друг Рон,о котором я говорил. Рон, это Гермиона. Она тоже из Лондона.
- Я знаю.. - еле слышно пробормотал Рон. - Ой, то есть, привет, мне очень приятно, я Рон Уизли.
- Здравствуй Рон, - с любопытством оглядывая его, сказала Гермиона. -Мне, к сожалению, нужно идти, я обещала помочь маме. Еще увидимся! - она помахала им и скрылась за поворотом, оставив Гарри недоуменно наблюдать за ярко-красным Роном.
- Ты ее знаешь? - поведение Рона было очень необычным. Он всегда спокойно относился к отношениям с женским полом. Ходил на свидания, как и все, но Гарри еще не приходилось видеть друга таким смущенным. "Да он по уши влюблен!", порадовался за друга юноша. У него самого серьезных чувств в жизни еще не возникало. Роман с Джинни был бурным, но непродолжительным. Они остыли друг к другу так же быстро, как и увлеклись. И то это был самый удачный его опыт. В конце Гарри не знал, чему радоваться больше - тому, что они с Джинни все-таки разбежались, или тому, что Рон перестал дуться уже через пару дней.
- Видел в нашем университете. Она часто сидит в библиотеке одна. Я хотел подойти.. но всякий раз почему-то не мог. Ну, вот и познакомились. - похоже Рон не знал, радует его это или пугает.
- Вижу, она тебе нравится, - улыбнулся Гарри. - Неет, даже не отнекивайся. Давай как-нибудь пригласим ее пообедать вместе, вы познакомитесь поближе. Как идея?
Нервную улыбку друга он счел за согласие.

Отправив Рона в паб, сославшись на личное дело и обещав скоро к нему присоединиться, Гарри поспешил в магазинчик Хагрида. Он надеялся, что великан еще там, хотя время было уже позднее. Увидев вывеску закрыто, он чуть не взвыл от досады. Оказывается, желание узнать хоть что-то о том незнакомце становилось все сильнее. Потоптавшись немного у магазина, Гарри сдался и пошел в паб.
Когда он вошел, то тут же приметил две вещи: махающего ему из угла друга и мирно попивающего пиво за стойкой бара Хагрида. Та и не придумав, как незаметно поговорить с мужчиной, Гарри поплелся к своему столику.
- Недолго ты. Я даже не успел заказ сделать. Ты что будешь? - спросил Рон, выжидающе глядя на Гарри.
- Ммм.. эль? Тебе тоже? Слушай, ты сиди, я сам схожу и возьму выпивку, ладно?
И Гарри, получивший совершенно легальную возможность подобраться к новому знакомому, поспешил к бару.
- Два эля, пожалуйста. - с улыбкой попросил он хозяйку заведения. - Здравствуй, Хагрид!
- О, Гарри! Ты откуда тут? Ну, я, это , рад. Как тебе у нас? Не захотел еще остаться?
- Даже не знаю. Сегодня столько всего увидел. И познакомился, кажется, с половиной городка. - Тут парень решил идти напролом. - Слушай, Хагрид, я сегодня видел одного человека, я знаю, кто это, но он мне показался знакомым. Худой такой, высокий, и волосы длинные.
Хагрид нахмурился.
- Похоже на Снейпа, но ума не приложу, где б ты его узнать мог. Он нелюдимый и вообще черт знает, что за человек.
- Значит, Снейп? А кто он? Он здесь живет?
- Теперича-то да. а раньше шишкой важной был в столице, ученым крупным. Сейчас все дома сидит, уж не знаю, чем он тут занимается. У него домишко не бог весть что, не богач он,значит, а на что живет, даже и не знаю.
Тут Розмерта поставила перед ним две большие кружки и пожелала приятного вечера. Гарри вежливо попрощался с ней и с Хагридом, клятвенно пообещав заглядывать к нему в магазин.
Значит, Снейп..

***

После вчерашнего вечера, кстати сказать, весьма недурного, Рон ни в какую не пожелал вставать с кровати утром. Гарри, отчаявшись уже разбудить приятеля, плюнул и решил, что взбодриться ему не помешает. И, кажется, он уже знал, куда пойдет. Быстро написав записку, Гарри достал так кстати привезенные с собой плавки, уложил полотенце и, стараясь не разбудить тетушку, выскользнул из дома.
Лес встретил его теплым ветерком. День сегодня явно задался. Подходя к озеру, юноша, сам не зная, зачем, остановился за тем же деревом и выглянул. Сердце у него упало. Он не знал, надеялся ли на это или наоборот, но таинственный Снейп был уже здесь. "Он что, живет в чаще?!", подумал Гарри. И тут же чуть не задохнулся. Потому что мужчина, явно привыкший к тому, что здесь он в полном одиночестве, невозмутимо стянул с себя всю одежду и рылся в сумке в поиске плавок. Гарри казалось, что он горит, и парень был уверен, что сейчас его лицо даже пунцовее, чем у Рона, когда тот смущается.
Теперь выходить точно было нельзя. Логично было бы повернуть обратно, но Гарри не мог сдвинуться с места. Мужчина стоял к нему спиной и как раз натягивал злополучные плавки. Вид гладкой бледной кожи и подтянутой задницы Снейпа неожиданно запустили волну того самого огня с лица юноши куда-то вниз. Поняв, что он неотвратимо возбуждается, парень испугался и решил поскорее убраться отсюда.
На обратной дороги мысли в его голове путались Как так? Он всегда ситл себя вполне нормальным. И хотя девушки его нечасто привлекали, он списывал это на то, что ему еще не встретилась та единственная, ради которой он горы свернет. И вот теперь эти иллюзии рушились. И все потому, что он возбудился, глядя на голого мужика. Придя в отчаяние, Гарри чуть не плакал.

Прошло несколько дней, Гарри бродил с Роном по городку, они даже встретились с Гермионой в кафе, где в течении двух часов Рон то краснел, то бледнел, но когда все же нашел в себе силы включиться в разговор, оказалось, что они с Гермионой прекрасно находят общий язык.
Гарри навещал Хагрида, который с радостью делился с ним полезными свойствами местных растений и рассказал о том, как учился водить мотоцикл. Гарри один раз даже пил чай с тетушкой Мюриэль, пытаясь вставить хоть пару слов в поток сплетен и нелестных отзывов о знакомых и даже незнакомых ему людях. Гарри болтал вечерами по Скайпу с Невиллом, отдыхающим сейчас на каком-то экзотическом острове. Гарри пытался жить так, как будто для него ничего не изменилось. Но он не мог выкинуть из голову произошедшее в лесу и теперь отчаянно метался между собственными предубеждениями на счет геев и желанием снова сходить к озеру.
Через неделю он не выдержал.

***

Когда Гарри прокрался к озеру на следующее утро, к его облегчению, Снейп уже переоделся и лежал на берегу, читая, как и в первый раз. Полотенце Гарри на этот раз уже не брал, зато запасся бутербродами, яблоками и водой. Зачем он притащил фотоаппарат, юноша старался не думать.
Хотя утром было облачно, сейчас как раз выглянуло солнце и Гарри залюбовался тем, как красиво свет ложится на волосы мужчины. Решив, что ниже ему падать некуда, Гарри тихонько достал из рюкзака фотоаппарат и включил его. Приблизив изображение, он нажал кнопку. Звук съемки показался ему в лесной тишине оглушительным. Снейп пошевелился. Не помня себя от ужаса, Гарри быстро прыгнул за дерево и остановился, тяжело дыша. Сердце бешено колотилось. Парень решился выглянуть только спустя несколько минут. Либо мужчина ничего не заметил, либо не придал этому значения. Сейчас он направлялся к воде, на ходу собирая волосы в хвост. Гарри завороженно следил, как Снейп погружается в воду, неспешно проплывает половину озерца, потом переворачивается, и Гарри уже любуется блестящими капельками на его животе, попутно замечая, что на спине мужчина плавает так, будто родился в воде.
Когда тот вышел из воды, распуская и встряхивая мокрые волосы, Гарри понял, что пропал.

С тех пор он приходил на озеро каждый день и каждый день встречал там Снейпа. Тот держался естественно, как будто не замечая того, что теперь у него появился зритель. Но Гарри нутром чувствовал,что не все так просто. Не мог же он, в самом деле, без умысла начать перед купанием медленно расчесывать и без того хорошо ухоженные волосы, не мог просто так начать вдруг переодеваться после купания, заставляя Гарри мучиться от все сильнее разгораемого желания.Нет, здесь точно было что-то не так.

***

Еще через полторы недели он, осознав, что этот месяц подходит к концу, а он мало того, что влюбился в незнакомого ему мужчину, так еще и ни разу не заговорил с ним, а продолжал наблюдать за ним тайком, пришел в ужас. Этого Гарри от себя точно не ожидал. Постепенно он стал проводить с Роном чуть меньше времени, но тому некогда было огорчаться, ведь он часто стал гулять с Гермионой, все мечтая, что приехав в Лондон, он предложит ей встречаться. Гарри был искренне рад за них. Но вот у него самого все было не столь радужно. Мысли о бывшем ученом (если, конечно, Хагрид на счет Снейпа не ошибся) продолжали терзать беднягу.
Дошло до того, что ему стал сниться Снейп. Гарри просыпался каждый раз мокрый от пота и с колотящимся сердцем. Парню казалось, еще чуть-чуть, и он сойдет с ума.

Конечно, погода не могла вечно баловать обитателей городка. Когда начались дожди, Гарри места себе не находил.
- Эй, приятель. - Они с Роном сидели у камина и играли в шахматы. Игра началась недавно, но Гарри уже успел проиграть другу коня. - Выглядишь уныло. Ты чего? Тебе еще тут не надоело? - с подозрением спросил его Рональд.
- Нет-нет, конечно, мне тут очень нравится. Знаешь, как-то даже хотел купить здесь домик. - Гарри рассмеялся.
- Ну-ну, - хмыкнул Рон. - Домик рядом с дорогой тетушкой, ты всегда сможешь насладиться ее приятным обществом. Нет, серьезно, я начинаю волноваться. В последние дни ты ведешь себя странно. Ты же не против.. ну.. то, что я с Гермионой?
- Разумеется, нет! - Гарри и предположить не мог, что Рон над этим парится. - Гермиона - мой друг, такой же, как и ты.
- Надо будет и тебя вытащить, а то ходишь тут темнее тучи.
Если уж Рон забеспокоился, то и правда все плохо, обычно друг не утруждался заботой о его, Гарри, состоянии.
Не мог же он сказать, что тоскует по своим походам на озеро, тогда ему пришлось многое объяснить.

***

Когда настал первый солнечный день, Гарри почувствовал себя так, будто заново родился.
Первым делом он помчался в лес. Интересно, горожане еще не заметили его странный маршрут?..
Он был там.
Чувствуя, как его переполняет странная нежность, Гари понял, насколько соскучился. Все впечатления будто усилились во много раз. Восхищение, радость и.. желание.
Когда Снейп привычно не спеша вышел из воды, Гарри понял, что не может больше терпеть. Сгорая от стыда, он опустил руку между ног и сжал твердеющий член. По телу побежали мурашки, Гарри стянул штаны и погладил головку. Тяжело дыша, он стал водить ладонью по всей длине, все быстрее и быстрее. Вдруг перед глазами встала картинка с бледным, худым телом и Гарри, выдыхая со стоном кончил. В голове было пусто, он чувствовал только наслаждение.
Однако через минуту он вдруг осознал, что произошло, дрожащими руками натягивая штаны и вытирая руки о салфетку от бутерброда. Он был шокирован. С ним никогда еще не случалось ничего подобного. Черт, да он уединился в лесу со своей рукой, мечтая о лежащем неподалеку мужике!
Кое-как добравшись до дома, он влетел в ванную и долго еще отмокал по душем.

***

Больше он в лес не ходил. На следующий день, проснувшись и увидев ясное небо в окне, со стоном скатился с кровати. Теперь он надеялся только, что Снейп не встретится ему где-нибудь в городе. Тогда он точно опозорится.
- Гарри, ты уже проснулся? - заглянул в дверь Рон. - Я уже позавтракал. Кстати, ты в курсе, что мы сегодня идет на вечеринку?
Настроение у Гарри точно праздничным не было.
- на какую это? - без особого интереса спросил парень.
- Вообще, вечеринкой это можно назвать с натяжкой. У Дамблдоров годовщина свадьбы, боюсь представить, какая по счету, и они нас вчера пригласили, я тебе сказать забыл.
- Эх, сейчас спущусь.

В три тридцать они стояли у большого коттеджа. Дверь им открыла Минерва,тепло поприветствовав юношей и с пониманием хмыкнула на "Тетушка не может прийти, ей здоровье не позволяет."
В доме было уже порядочно гостей, человек пятнадцать. Гарри обрадовался, увидев Флитвика. Поболтав немного о книжных новинках года, Гарри извинился и решил пойти осмотреть дом. Решив, что на второй этаж заходить будет уж очень невежливо, он побывал на кухне (не удивился, встретив на Рона), в гостиной, в которой было уже слишком тесно, а затем решил выйти в сад.
В саду почти никого не было, кроме двух мужчин.
Первый - очень высокий, с длинной серебряной бородой, в рубашке с пальмами и нелепых шортах, был хозяином дома, Альбусом Дамблдором. Второй же... Гарри повернулся, чтобы уйти, но было поздно.
- О, молодой человек, здравствуйте, бы, должно быть, друг Рональда? - мистер Дамблдор отечески улыбнулся ему.
- Да, сэр, добрый день, я Гарри. Гарри Поттер. - Гарри упрямо смотрел только на Дамблдора, упрямо отказываясь признать, что здесь есть еще кто-то. - Поздравляю с годовщиной, мистер Дамблдор.
- Спасибо, мой мальчик. Ох. какой я рассеянный. Гарри, позвольте представить моего доброго друга, Северуса Снейпа.
Северус...
Такое красивое имя.
Гарри с опаской перевел взгляд на Снейпа. Оказывается, все это время тот смотрел на юношу.
- Добрый день, мистер Снейп, рад знакомству. - Черт, хоть это было правдой. Так странно было видеть его не в лесу, а в обычной обстановке, причем одетым. Мужчине явно шла приталенная футболка-поло, а о том, как на нем сидят бриджи, Гарри старался вообще не думать.
- Мистер Поттер. - кивнул Снейп. От звука его голоса Гарри ощутил множество маленьких разрядов, разом прошедших через него.
- Простите, меня ждут гости. - И Дамблдор деликатно удалился. Гарри поборол желание рвануть следом.
- Вы здесь.. гм.. живете, мистер Снейп? - он хотел хоть как-то поддержать разговор.
- Да, неподалеку. Но летом меня нечасто можно застать дом. Я люблю длительные.. прогулки. - И он хищно улыбнулся.
Сердце Гарри упало. Он знает. Обо всем знает.
- Только не падайте в обморок Гарри, раньше вы не были столь стыдливы, - наклонившись к его уху прошептал Снейп. - Не волнуйтесь, я вас не съем. Пока.
И тут Гарри стало наплевать на то, что он влюбился в мужчину, наплевать на то, что они в гостях в чужом доме, наплевать на то, что он, возможно, совершает глупость.
Гарри просто взял, и поцеловал Северуса. И с наслаждением понял, что ему отвечают.

@музыка: Fleur - Колыбельная для Солнца

@темы: просто так, потник, пописульки

19:29 

Что один снеговик сказал другому?
Неспешные шаги внезапно прервались. Раздался удивленный возглас. Гарри открыл глаза. Что.. что он тут делает? И какого Мерлина?! Нет, видимо, показалось. Но почему галлюцинации приняли такую странную форму? Гарри прикрыл глаза. Подождал немного. Затем, снова открыв, убедился, что проулок пуст. Действительно, показалось. Чего только не привидится после шумной попойки с друзьями!

В этот раз они действительно немного перебрали. Но кто просил вдаваться в воспоминания? Как говорится, начали за здравие, а кончили за упокой. Кстати о кончили, нужно извиниться перед Джинни. Хотя теперь она вряд ли пустит его на порог. В чем-то он ее понимал. На ее месте что бы он сделал, если бы застукал своего жениха целующимся с каким-то мужчиной? И ведь не объяснишь ей, что это был всего лишь эксперимент. Хотя сейчас и объяснять не хочется. И так было понятно, и ему, и ей, что их отношения подходят к концу. Лучше вовремя разойтись, чем терпеть через силу общество друг друга, пока само напоминание об этом не станет ненавистным.

Что-то больно давило на спину. На чем это он тут лежит? А, конечно, на ящиках. Видимо, бармен выносил их. Сколько он был без сознания? Еще темно, значит, даже меньше часа. Это хорошо. Попытавшись встать, Гарри почувствовал, что все закружилось с неимоверной скоростью, опрокидывая его обратно наземь. Он зажмурился и несколько раз глубоко вдохнул. Кое-как удалось сесть. Да, аппарировать в таком состоянии он не сумеет. Это опасно, к тому же. Гарри огляделся. Бар, из которого он так неудачно выполз, был уже закрыт. Пара ночных кафе светили блеклыми неоновыми вывесками. Тускло светила лампочка в маленькой, невзрачной на вид аптеке в конце улочки. Где-то проезжали редкие в этот час автомобили. Магловский квартал тем и плох, и хорошо, что его тут не знают. Никто не будет тыкать в него пальцами, восклицая: "Посмотрите на пьяного Героя! Как так можно, во что он превратился!" Но здесь он никому и не нужен, неоткуда ждать помощи. В довершении всех бед, Гарри замутило.

Судорожно он зашарил по карманам. Убедившись, что палочка на месте, облегченно вздохнул. Когда вовсю разгорелся в его голове жаркий спор - послать Рону патронуса, разбудив его посреди ночи и позволив увидеть себя в таком состоянии, или попытаться встать самостоятельно, звякнул колокольчик и негромко хлопнула дверь. Гарри резко крутанул головой, поморщившись он боли, да так и застыл с округлившимися глазами. На пороге аптеки стоял Северус Снейп.

"Это невозможно! Он ведь умер!" - вопила каждая клеточка в бедном юношеском мозгу. "Я сам видел, как он умирал, забрал его воспоминания! Но.. тело ведь потом пропало! Как же.. Выходит, он меня, всех одурачил?!" А тем временем не состоявшийся мертвец дернулся было в сторону, но понял, что уже поздно. Гарри хотел что-нибудь крикнуть ему, попросить его, чтобы тот не уходил. Но когда он попытался выдавить из себя хоть что-нибудь, из горла вырвался ужасающий хрип. Снейп нахмурился и зашагал в его сторону.

- Поттер, - без каких-либо эмоций, просто констатация факта.
Гарри откашлялся.
- П..профессор! - просипел он. - Как.. вы живы?
- Вижу, я вас разочаровал. Но, смею заметить, моя жизнь никак вас не касается и касаться не может. Вы даже, я вижу, и о своей позаботиться не в состоянии. В какую передрягу вы полезли на этот раз? - в голосе Снейпа появились презрительные нотки.
- Ничего я не попал. Просто я.. - Гарри не нашелся что ответить. Я что? Напился до скотского состояния? Не умею себя контролировать? Все такой же неразумный глупец? Да.
- Хм, вижу. Надеюсь, мистер Поттер, наша встреча не станет громкой новостью среди ваших знакомых. До этого момента никто не знал о том, что я жив, что меня полностью устраивает. Поэтому советую вам держать язык за зубами. Или мне применить Обливиэйт?
- Что вы мне угрожаете? - рассердился Гарри. - Я бы и так не стал бы болтать. Просто это было так неожиданно.. И что, вообще никто не знает,что вы выжили?
- Из ныне живущих нет. Надеюсь, вы останетесь единственным исключением.
- Ээ.. так значит, вы сейчас живете среди маглов? - Гарри метнул взгляд к аптеке.
- Это вас, Поттер. не касается. Ну что ж, всего хорошего, - и Снейп резко повернулся, собравшись удалиться.
- Стойте! - Гарри, покачиваясь, пытался облокотиться о стенку и встать. Задев ногой ступеньку, он чуть не упал, но был подхвачен вовремя подоспевшим профессором.
- Да вы на ногах не стоите! Поттер, от вас всегда только одни проблемы! - рыкнул Снейп, рывком ставя парня на землю, но не рискуя отпускать.
Хватка сильных рук была до того надежной,что Гарри на секунду не понял, кто держит его.
- С-спасибо, профессор! Мне кажется, я не очень хорошо себя чувствую. Не знаю даже, аппарировать смогу или нет.
- Странно, на обычное похмелье не то что бы не похоже, но.. Поттер, что вы пили вчера? Может быть, употребляли вчера какие-нибудь препараты? И не жмитесь мне тут, смущаться можете в аврорате, я вас не посажу! Ну так?..
- Даже и не припомню. Хмм.. мы пили сначала огневиски в Косом переулке, потом аппарировали сюда, в магловский бар. Заказывали какие-то коктейли, а потом.. не помню, правда.. Вроде бы какой-то тип предложил нам что-то необычное, чего никто раньше не пробовал, нам было так весело и мы.. мы с ним выпили сначала и решили попробовать ту штуку... А очнулся я здесь. Наверное, нас отравили, профессор?
- Сборище тупых идиотов! Лучше бы и правда был яд. Стадом безмозглых юнцов стало бы меньше!
- И что мне теперь делать, Снейп? В Мунго?
- Только если хотите попасть на первую полосу Пророка. Черт бы вас побрал! - с этими словами Снейп сильнее сжал плечи Гарри и аппарировал.

@темы: пописульки, мне скучно

12:17 

lock Доступ к записи ограничен

Что один снеговик сказал другому?
Закрытая запись, не предназначенная для публичного просмотра

URL
20:08 

Написалось что-то...

Что один снеговик сказал другому?
«Как и прежде, крутится наша планета.
А эти глупцы все ждут конца света!»

Писал я в блоге своем о мыслях и чувствах,
Кидал картинки и музыку слушал,
Но вот мне попались прикольные мемы.
И стал я раздумывать над проблемой.

Что, если какой-нибудь метеорит
Сегодня иль завтра в Землю влетит,
Или умный какой-нибудь индивид
Прорыв в науке большой совершит?

Мы все будем жить или вмиг мы умрем, когда-то закончится все.
И не попадем никуда, нам не выпадет шанс потратить ещё один год,
Бесполезнейший год…
Мы уверены все – вертится вокруг нас и Земля, и галактика, все системы.
Но не можем понять, или просто не хочется – что на самом же деле мы лишь пыль или грязь.
Та мы грязь, что стараемся смыть с себя побыстрее.
Но не может Земля, как ни старайся, сама это сделать,
Ураганы проходят, наводненья, обвалы.
Люди также все роят вглубь Земли котлованы.
Наполняют их жадностью, злостью и болью.
И стараются их показать всему миру, до всех донести.
Все никак не поняв, что у каждого свой котлован, он бурлит и шипит.
И на волю стремится.
Всех людей лишь заботит одно
Эгоисты насквозь!

Вот пишу, может быть, доживаю последние сутки.
И не будет у всех никогда до конца ни единой свободной минутки.
Опустились мы все, что-то там говорим
О прогрессе, развитии жизни,
Но на самом же деле человек
Так и остался на первобытном развитии.

Убери интернет, элктричество выключи -
И забудем разумную речь.
Будем снова мы все искру для костра добывать
Как то делали наши далекие предки.

Вот и все, на прощанье скажу, что не верю я в глупые сказки.
Ждите, ждите друзья
С нетерпеньем завидным
Избавленье для нашего вида
Завтра в школу пора,
Снова рано вставать
Выжимать жизнь из жизни по нитке…

@музыка: Агата Кристи - Дезертир

@настроение: меланхолия

@темы: бредонесение, пописульки

главная